Turkistonni tanlagan amerikaliklar (Этнические меньшинства. Американцы)


Post Views:
8

Taqdiring qay yurt bilan bog‘lashini bilmaysan kishi, amerikadan musobaqaga kelib hayotida katta o‘zgarishlar boshlangan amerikaliklar qissasi bu…

АМЕРИКАНЦЫ

Американцев, ставших жителями Узбекистана, можно пересчитать по пальцам, но все они вписали яркие штрихи в его историю. В американцах, располагавших крупными средствами или являвшихся представителями финансовых групп и торгово-промышленных фирм, петербургские и особенно туркестанские власти видели конкурентов русским предпринимателям по эксплуатации естественных ресурсов и рынка Средней Азии. Поэтому власти очень неохотно давали американцам разрешение на проезд через Среднюю Азию, и тем более на проживание в ней. В каждом отдельном случае администрация Туркестанского генерал-губернаторства обставляла выдачу разреглений такими формальностями, которые никогда не применялись к купцам и предпринимателям, приехавшим из сопредельных стран Востока.

Первым знаменитым американцем, ставшим ташкентцем, был житель далекой нью-йоркской окраины боксер Сидней Лео Джаксон. В Ташкенте он стал Сиднеем Львовичем, создателем национальной школы узбекского бокса. В Узбекистан попал помимо своей воли. Закончив выступления в Англии, он вместе с партнером по команде Фрэнком Джилем, сыном бизнесмена, приехал на гастроли в Москву, но когда пришло время возвращаться назад, началась первая мировая война. Западный путь был закрыт. Оставался один безопасный путь — через Афганистан. Сидди и Фрэнк заказали билеты на Ташкент. В Ташкенте они поехали на почту, но перевод пришел лишь на имя Фрэнка Джиля: семья Джексона бедствовала и ничем не могла помочь Сиду. Долгое время он будет приходить каждый день, а иногда и два раза в день, на почту, но безрезультатно.

Поход в канцелярию генерал-губернатора тоже ничего не дал. Ему лишь посоветовали устроиться куда-нибудь на работу. И он устроился на швейную фирму Яушевых. Успешно берет уроки русского языка, взамен обучает боксу и борьбе. Весна 1919 г. застает его на Закаспийском фронте: он воюет в составе Казанского полка, здесь воюют также чехи и немцы. Вскоре Сиднея, тогда еще американского подданного, переводят в штаб переводчиком, где он участвует в допросах пленных английских солдат и составляет обращения к английским оккупационным войскам. Когда война закончилась, Сидней Джаксон запечатал в конверт свой американский паспорт и отправил в адрес американского посольства.

Когда детям был отдан Дворец, ранее принадлежавший Великому князю Н. К. Романову, здесь развернули свою деятельность различные кружки . Джаксону поручили вести кружо к бокса. Так складывалось первое в Узбекистане спортивное общество и первая детская секция бокса. Джаксон нарисовал чертежи, и вместе с воспитанниками сколотили, сплели, связали и собрали все части ринга — помост с войлочной прокладкой, стояками, подушечками и прочими профессиональными атрибутами. Такого настоящего ринга даже в Москве тогда не было. Затем засели кроить и шить мешки и груши. Сид побывал на обувной фабрике и скотобойне, выпросил кожу и конский волос. Сохранилась фотография 1923 г.: Сидней Львович с первыми учениками, перчатки на их руках — самодельные.

Сид, в молодости превосходный пловец, теперь учил ташкентцев кролю, брассу и овер-арму. Кстати, от него эти термины, как он говорил — и не без гордости, “и Москва узнала”, когда он приехал туда в 1924 г. Так что у Ташкента в этой области приоритет.

Легенды окутывали не только его самого, но и некоторых его воспитанников. Четверо учеников Сиднея Львовича Джаксона удостоены звания Героев Советского Союза. Это Мика Меш, Владимир Карпов, Николай Монин и Алексей Марченко. Ташкентец Андрей Борзенко, побеждавший немецких боксеров, будучи узником Бухенвальда, стал прототипом главного героя кинофильма “Ринг за колючей проволокой”. Среди учеников С.Л. Джаксона — профессор математики, пять докторов и тридцать кандидатов наук. Когда ему вручали значок “Заслуженного тренера СССР” (одному из первых в Союзе), председатель торжественного собрания пошутил: “Я прикинул, с кем же можно сравнить вас в подготовке научных кадров? Только с академиком Ландау!” Разумеется, в том, что бывшие спортсмены удостоились ученых степеней, не его прямая заслуга, но себя они называют “джаксоновцами” и считают, что закалку на всю жизнь приобрели в “школе дедушки Сида”.

Сидней Львович Джаксон первый практически разработал методы подготовки высококлассных спортсменов в условиях жаркого климата; позже теоретическим обоснованием занялся его ученик, кандидат медицинских наук М. Б. Франк. Распределение тренировочных нагрузок, питьевой режим, водные процедуры, личная гигиена и другие вопросы никогда прежде не рассматривались медицинской наукой. Таковы отличительные особенности созданной Джаксоном школ ы бокса. Несмотря на ее рационалистичность, ученики вырастали непохожими друг на друга. Трудно было представить, что они занималис ь у одного тренера. Общее их количество невозможно подсчитать. За сорок пять лет он воспитал несколько тысяч учеников. Многие из них потом сами стали тренерами, так что количество его спортивных внуков и правнуков вообще не поддается учету.

В 1967 г. был учрежден турнир его памяти — мемориал Джаксона. Сегодня Узбекистан превратился в могучую “боксерскую державу”. Все ее представители — питомцы одной школы , основоположник которой — Сидней Львович Джаксон.

***

Черный американец Оливер Джон Голден, прах которого ныне покоится на ташкентском кладбище, прибыл в Узбекистан вместе с 1 6 другими чернокожими специалистами в области сельского хозяйства в 193 1 г. Среди них была одна белая американка еврейского происхождения — жена Оливера Берта Голден. Со своим будущем мужем она познакомилась в Штатах, в полицейском участке, куда их привели после разгона уличного митинга. Родители ее мамы, узнав о самом страшном для них — романе с черным, закрыли перед ней двери дома. О характере Берты говорит поездка с муже м в неведомый Узбекистан, хотя он предупреждал ее о всех трудностях и отсутствии всяческого комфорта: они едут не для развлечений, а для того, чтобы помочь тем, кто пытается, развивая сельское хозяйство, преодолеть разруху. Она сняла с себя меха и драгоценности и последовала за мужем.

Из автобиографии Дж. О. Голдена:

“Я родился в Соединенных Штатах Америки, в штате Миссисипи, в 1892 г. Мой отец был крестьянином из бывших рабов. Начал работать в возрасте 9 лет на хлопковой плантации. Учился я в Институте Таскиджи в Алабаме и Государственном сельскохозяйственном колледже в Алькорне Миссисипи. В 191 8 г. я был призван в американскую армию и служил во Франции в течение мировой войны.. . В 1931 г. я организовал группу хлопковых специалистов-негров и привез их в Советский Союз. С 1931 по 1933 г. я работал в Центральной хлопковой селекционной станции около Ташкента… С сентября 1934 г. я работаю в Институте ирригации и механизации в Ташкенте… “

Группа афроамериканцев, приехавшая в Ташкент, поселилась тогда недалеко от маленького кишлака Янгиюль, где находилась селекционная станция. Их ждало все то, о чем предупреждал Голден: глинобитные дувалы, где жил и узбеки, никогда не видевшие негров и, конечно, не знающие английского языка. Однако довольно скоро совместная работа наладилась. Оливер занялся выращиванием хлопка с использованием новейших методов, которые он изучал в Таскиджи. Члены его группы, кроме того, наладили в Узбекистане разведение традиционной американской птицы — индеек. Лучшим другом Голдена среди членов группы волонтеров, первым примкнувшим к нему, был Джордж Тайне. Он родился в семье индианки и негра в штате Нирджиния. Работал судомойкой, грузчиком, был боксером и футболистом, входил даже в национальную американскую футбольную команду. О нем говорили, как о “звезде американского футбола”. Но это не помешало “звезде” остаться безработным, когда он закончил университет…

Джордж Тайне уехал в Узбекистан, где стал разводить пекинских уток, впоследствии принял гражданство, опубликовал много статей о водоплавающей птице. Участвовал во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, награжден государственными наградами, женился на русской девушке.

Джозеф Роан изучал сельскохозяйственные науки в Вирджинском университете. Его отцом был ирландец, мать — индианка, но в США его считали цветным. Его жена, приехавшая с ним, была негритянкой из Вирджинии. Они продлили контракт и прожили в Узбекистане до 1937 г.

Другой член этой группы — Джон Саттон. Родился в Техасе. Вместе с Оливером учился в Институте Таскиджи. Он продолжил свой контракт, женился на русской девушке, сестре жены Джорджа Тайнса. Джон Саттон много сделал для сельского хозяйства Узбекистана, например, разработал новые методы производства джута. Когда в конце 30-х гг. иностранцам предложили принять подданство или покинуть страну, он решил вернуться в США. Уезжал спешно, не успев попрощаться с женой и ребенком, и потерял их на долгие годы. Лишь в конце 60-х ему удалось разыскать их. В 1934 г. истек трехлетний контракт с “Амторгом”, некоторые члены группы вернулись в США. Те, кто остался в Союзе, в их числе Голдены, переехали в Ташкент, где Оливер стал преподавать в Институте ирригации и механизации английский язык, а его жена преподавала тот же предмет в различных высших заведениях Узбекистана. Супруги Голден получили квартиру. Вскоре Оливер Джо н Голден был избран депутатом Ташкентского городского совета. В июле 1934 г. у них родилась дочь Лия. Дочь получила узбекское гражданство при рождении, а родители — год спустя.

Здесь у них было много друзей — Файзулла Ходжаев, артисты Тамара Ханум, Кары-Якубов, композитор Ашрафи.

Семья чудом пережила 1937 г. Они всей семьей, вместе с приехавшим из США великим негритянским певцом и общественным деятелем Полем Робсоном, уехали отдыхать в Кисловодск. Когда, спустя месяц, вернулись домой, то узнали, что в их отсутствие за Оливером приходили из НКВД. Соседка рассказала, что многие из жителей Дома специалистов, где проживали Голдены, арестованы как “враги народа”. Оливер, захватив с собой пистолет, выданный ему для защиты от “басмачей” , тут же явился в НКВД. “Если вы в чем-то меня подозреваете, то можете арестовать”, — сказал он сотруднику НКВД. В ответ же услышал: “Можете идти домой. Свой план по врагам народа мы уже выполнили”.

Но многое изменилось: арестовали Файзуллу Ходжаева, Кары-Якубова и др. Часто арестованным предъявлялись обвинения в связи с иностранными разведками. Друзья все реже посещали квартиру Голденов: люди боялись встреч с приехавшими из-за рубежа. Оливер Голден очень изменился, часто грустил, мало шутил, прекратил розыгрыши. В 1940 г. он скоропостижно скончался от болезни сердца, начавшейся еще в США. Другой причиной было резкое обострение болезни почек, по которым в Нью-Йорке во время разгона демонстрации прошлась полицейская дубинка.

В самом начале второй мировой войны Берта отдала две из трех комнат своей квартиры эвакуированным семьям. Ее об этом никто не просил, но она сочла своим долгом сделать это. Оставшись одна, с маленьким ребенком, в малознакомой стране, она пожертвовала все свои сбережения — 6 тысяч долларов — на строительство танка.

Жить было очень трудно, и Берта была вынуждена продать все, что привезла из США, кроме пишущей машинки, на которой зарабатывала на жизнь. Хотя в Соединенных Штатах у Берты было четверо богатых братьев, они в трудные годы ничем не помогли ей. В 1947 г. Берта Голден начала работать на Ташкентском радио в отделе вещания на английском языке, откуда и ушла на пенсию в возрасте 55 лет. Позже уехала в Москву, где ее дочь Лия заканчивала исторический факультет МГУ.

В. А. Германов

***

Следует отметить американцев, приезжавших в Узбекистан и на короткие сроки. Это были и представители деловых и дипломатических кругов — промышленных и торговых фирм, изучавших рынок и ресурсы края, и журналисты, писатели, ученые.

Наиболее ранние сведения имеются о журналисте МакГахане, корреспонденте нью-йоркской газеты “Херальд” (New Yoru Herald), который в 1873 г., во время похода К.П . Кауфмана на Хиву, самостоятельно пересек от Сырдарьи пески Кызылкум, догнал русскую армию на Амударье и вместе с ней вошел в Хиву. В путевых заметках он оставил описания края, обычаев, музыкальны х инструментов; написал книгу, переведенную в 1878 г. на русский язык.

В том же году Ташкент посетил американский дипломат Юджин Скайлер. Его подробные впечатления о путешествии в Туркестан впоследствии были опубликованы на английском языке.

Интересны сведения о пребывании здесь американской писательницы Анны-Луизы Стренго. В 1928—193 1 гг. она совершила поездку в Среднюю Азию, в том числе в Узбекистан, впечатления от которой остались в выпущенной в 1929 г. книге “Красная Звезда Самарканда”. В 1940 г. она вновь побывала в Средней Азии и в 1945 г. выпустила книгу “Народы Советского Союза”, один из разделов которой — “Узбекистан — страна белого золота” — подробно рассказывает о жизни узбекского народа в предвоенные и военные годы.

В 1932 г. здесь побывал американский писатель, поэт, публицист Хьюз Ленгстон (1902—1967) . В 1934 г. он издал книгу “Негр смотрит на советскую Среднюю Азию”, а позже вновь вернулся к описанию народов нашей республики в автобиографической книге “Скитаюсь и удивляюсь” (1956).

В 90-е гг. XX в. настоятелем римско-католического прихода в Самарканде являлся ксендз американского происхождения отец Иван (Джон Ролоф), отдавший много сил восстановлению костела.

Л. И. Жукова, Ю. Ф. Буряков

Литература

Гарб П. Судьба семьи Голден / Пер. с англ. Мурзина Г. // Аргументы и факты. 1987. 25—31 июля. С. 5.
Голден Л. Родину мне подарила мама // Советская Россия. 1989. 8 марта.
Она же. Узбекский эксперимент черных американцев. Воспоминания // Московские новости. 1987. 13 сентября. С. 16.
Дэвис А. Мир нуждается в защите // Правда Востока. 1988. 31 мая.
Кумок Я. Долгие, долгие раунды // Встречи. Сб. очерков. Библиотека “Звезды Востока”. Вып. 3. Ташкент: Изд-во лит. и иск-ва им. Г. Гуляма, 1983. С. 79—104.
Личный архив историка В.А. Германова. Переписка с Л.О. Голден.
Матвеев А. М. Зарубежные выходцы в Туркестане на пути к Великому Октябрю (1914—октябрь 1917 г.). Ташкент: Фан, 1977.
Никольская Г. Б., Матвеев А. М. К истории азиатских и европейских выходцев в Средней Азии в начале XX века // Научные труды ТашГУ. Вып. 423. 1972. С. 76—115.
Скоробогатов А. Негритянский мотив // Ташкентская правда. 1987. 22 мая. С. 3.
Соломонов Ю. Выбор // Комсомольская правда. 1982. 30 сентября.
Он же. И в этой музыке были бы едины… // Они выбрали СССР. М.: Политиздат, 1987. С. 72—80.
Филанович М. И. Позднесредневековый Ташкент глазами американского дипломата // Археология, нумизматика и эпиграфика средневековой Средней Азии. Самарканд, 2000. С. 162—165.

Этнический атлас Узбекистана.
© Институт «Открытое Общество» — Фонд содействия — Узбекистан, 2002. Совместное издание «ИООФС — Узбекистан» и ЛИА Р . Элинина, 2002 г.

Оставьте комментарий