Toshkent tarixiy topografiyasiga doir


Post Views:
154

Maqola Toshkent tarixiy topografiyasi muammolariga bag‘ishlangan holda, shahar shakllanishining turli bosqichlarini aks ettiruvchi arxeologik va topografik ma’lumotlarga asoslangan.

К ИСТОРИЧЕСКОЙ ТОПОГРАФИИ ТАШКЕНТА

«Город является первой ступенью совершенного общества
и находится на определенной части той местности,
которую населяет тот или иной народ».
ФАРАБИ (IXв.)

История сложения и развития средневековых городов Средней Азии занимает важное место в историко-археологических исследованиях, которые дают большой материал для решения вопросов исторической топографии, социальной структуры и материальной культуры городов. Особое место среди них занимает Ташкент, этапы сложенияи развития которого отразились в ряде археологических памятников (городищ) на еготерритории. Одним из таких памятников – центров, сохранившихся на территории современного Ташкента, является городище Мингурик, имеющее важное историческое значение в сложении будущего Ташкента (рис. 1, 2).

Городище Мингурик, как показали исследования, сложилось в виде поселения в IVV вв., в VI-VII вв. являлось уже крупным городским образованием [Зильпер, 1970. С. 34-35]. Несомненным является наличие культурных наслоений IV-V вв., скопившихся в пределах стен и мощной крепостной стены, воздвигнутой в V в. Вероятно, здесь находилась резиденция правителя. В дальнейшем резиденция превратилась в город с цитаделью и шахристаном общей площадью 18 га. В цитадели жил правитель и там же находилось культовое помещение [Шишкин, 1961. С. 32]. К юго-востоку от цитадели развивался шахристан с плотной застройкой. На его территории фиксировались следы ремесла – гончарного и металлообрабатывающего [Зильпер, 1970. С. 34-35].

Жилье, торговые лавки и мастерские представляли единое целое, только узкие улочки разделяли массивы кварталов и кое-где вкрапливались открытые пространства с храмами.

Оазис Шаша сильно пострадал от неоднократных нашествий. Захирел и Мингурик, оставаясь в руинах вплоть до Х–ХI вв., когда он возрождается, но уже в меньших размерах и на недолгое время. Окончательно он гибнет в начале ХIII в. при нашествии монголов. В период своего недолгого возрождения Мингурик существовал как рядовое поселение Шаша, тяготевшее к его столице Бинкату, которая возникла уже в другом месте.

бинкет

бинкет_

Культурное освоение, начавшееся в зоне Салара, расширялось на запад к водной системе Бозсу. На этих вновь освоенных площадях в начале IX в. возникает Бинкат -уже сформировавшийся столичный город Шаша с арком, шахристаном и рабадами. Возникший на «семи холмах, на семи саях», город стремительно развивался, как ремесленный и торговый центр области, чему немало способствовало выгодное местоположение города на месте скрещения караванных путей в соседстве с кочевой степью –потенциальным потребителем ремесленного производства.

Семь холмов и семь саев – это выражение не буквального количества, а множества селений, вошедших в состав города. Какие же это селения? Калля-хона, Кухчатепа, Танхо Шахар, Шахнишантепа, Каффаль-Шаши, Хиобан, Сагбан, Сибзар, сложившиеся на отдельных холмах, питаемых водой самостоятельных отводов из Калькауза. Они территориально развивались в сторону рынка – места торгового обмена округи.

Данные наших исследований убеждают, что ядром будущего средневекового Ташкента становятся два города: Кухчатепа (Кухча – горка, холм. Это название как нельзя лучше передает командное положение холма по отношению к окружающей местности. Нам кажется неправильным распространенное в литературе толкование названия Кукча, как места, изобилующего зеленью. Зелени было везде достаточно. Более правдоподобен перевод горка, холм. В 1735 г. у ворот Кухча при мечети вершили суд, видимо, речь идет о воротах «Старого Ташкента» и кремля у мечети Джами и медресе Кукельдаш [сведения Нурмухамедова; А.И.Добромыслов. Ташкент в прошлом и настоящем. Ташкент, 1911. С. 16]) и Танхо Шахар. Кухчатепа (он же шахар) -треугольного очертания в границах улиц Навои, Хамзы и арыка Джангох. Танхо-Шахар находится южнее Кухчатепа. На территории Иски-Джува возникает рыночная площадь. Для заезжих купцов на холме Калля-хона – юго-западнее рынка, создаются постоялые дворы, получившие наименование Лянгар и «Калян-хона», последнее означает – «Верхние постоялые дворы» в отличие от тех, которые, вероятно, находились у подножия холма (загадочное и зловещее современное «Каля-хона» – «Комната для голов» – это испорченное трансформированное «Калян-хона», т.е. высокая, верхняя).

Обращает внимание топоним Шахнишинтепа на улице Чагатай, ведущей к Чагатайским воротам и к тепа того же наименования, к северо-западу от центра. Шах означает часть. Нишин – это стрельбище. Вероятно, здесь находился плац для стрельбы из лука, что и дало наименование самостоятельному поселению Х в., имевшему торгово-ремесленный профиль, а главное стрельбище находилось за Чагатайскими воротами.

У северных границ города, на левом берегу арыка Калькауз в живописном природном окружении на холмах, где позднее возник комплекс Хазрат-Имам, жители занимались кузнечным делом, стеклоделием и керамическим производством.

Кроме перечисленных выше холмов-поселений, в радиусе 10 км есть ряд холмов –поселений, которые по результатам археологических исследований датируются следующим образом: Аккургантепа Камеланское (Х-ХI вв.)?; Ханабад (VI -VII и X-XII вв.); Кахата (IX–Х вв.); Безымянное тепе (Лабзакские ворота) (Х-XII вв.); Норазтепа (Х – нач. XIII вв.); Актепа Юнусабадское (V-VIII; XI-XII вв.); Казах-Мазар-тепе (IX-XII вв.); Кугаиттепа (IV-V и VI-VIII вв.); Ишак-Купрюк, он же Тешик-Купрюктепа (VI-VII и Х-XII вв.); Актепа Чагатайское (VII-VIII и Х-XII вв.); Учтепа (Х-XII и ХIII-XIV вв.).

Такая высокая насыщенность территории Ташкента памятниками городской культуры – явление закономерное для Чача и Илака той поры, давшее основание говорить об «урбанистическом феномене» [Бартольд, 1963. С. 228].

Шахристан средневекового Бинката представляет собой холм подпрямоугольной формы, вытянутый с востока на запад. Он ограничен с севера арыком Джангоб, с запада – площадью старогородского рынка, с юга – бывшей площадью Ахунбабаева, с востока – бывшей улицей Хамзы и занимает примерно около 15 га, возвышаясь над окружающей местностью на 8-9метров.

Нужно заметить, что средневековый Бинкет имеет очень выгодное положение на рельефе. Поселенцы, избравшие территорию, учли необходимость стабильного орошения и заняли под город пониженную местность, где были и родниковые воды и возможность для постоянного водоснабжения системой арыков Анхор и Бозсу – Калькауз. Падение рельефа от арыка Анхор до шахристана достигает 17 м и обеспечивает самотечное орошение.

От плотной застройки, теснившейся в пределах стен шахристана, сохранились фрагменты фундаментов зданий и масса бадрабов, свидетельствующих о большой скученности и дискомфортности условий для жителей столицы.

Отдельного внимания заслуживает вопрос локализации несохранившейся к настоящему времени цитадели Бинката. Считается, что она была расположена вне шахристана, что является довольно обычным приемом средневековой градостроительной и фортификационной практики. Проведенные нами археологические исследования позволяют уточнить местоположение цитадели, которую до недавнего времени размещали к северу от шахристана за арыком Жангоб [Массон, 1954. С. 110].

Как оказалось, эта территория бедна остатками материальной культуры Х–ХII вв., но зато отмечены слои ХV в. и илистые отложения, свидетельствовавшие о наличии действовавшего тогда протока. Таким образом, в стратиграфии этого места четко выраженный слой периода Бинката отсутствует. Зато южнее шахристана между арыками Чорсу и Танышахар есть холм, по высоте рельефа не уступающий холму шахристана, и также, как и он, доминирующий над окружающей местностью. В соответствии с требованиями средневековой фортификации он был хорош и как обсервационный пункт и как крепость, недоступная для врага в силу своего островного положения между арыками. На этом холме и к югу от него обнаружен в большом количестве материал Х–ХII вв. (XIV-XVI в. вплоть до XIX в.), который позволяет говорить о синхронности существования этого холма и шахристана. Обращение к топонимике опять-таки дает повод к выделению этого холма, как особого элемента в планировке города. Арык Танышахар таит в себе название Танхо-шахар, т.е. отдельный, особый город, что, конечно, могло быть связано только с цитаделью, существовавшей самостоятельно от города – шахара. Шахристан и до сих пор среди старшего поколения носит название шахар. В подтверждение того, что эта местность была занята цитаделью, можно привести и еще один аргумент, более поздний по времени. В ХVIII в., тоже на берегу Чорсу, Юнусом Ходжи была создана крепость – место ее известно сейчас под названием Эски Урда.

К Бинкату Х-ХI вв. тяготели поселения, расположенные по торговым путям Шаш–Согд. Некоторые из них были специализированными, т.е. производили ремесленную продукцию на продажу. Так, например, в Учтепа изготовляли поливную художественную керамику, а в Чагатай-Дарваза – симобкузача.

Внутренний рабад Бинката Х–ХII вв. больше развивался к западу и на север (районы Кукча и Сибзар), представляя собой вытянутый с севера на юг (от цитадели и шахристана) неправильный прямоугольник, к восточной стороне которого примыкал и восточный край шахристана. Этот уточненный археологическими исследованиями последних лет абрис рабада значительно отличается от несколько идеализированного абриса на историко-топографической схеме М.Е. Массона [Массон, 1954. С. 127].

В Х в. Бинкат перестает быть столицей Шаша, ею становится город Бенакет.

Поступательное развитие Ташкента и других городов Ташкентского оазиса было прервано политическими событиями, в том числе и решением Хорезмшаха переселить жителей Шаша, Ферганы и Испиджаба для создания буферной зоны между государством Найманов и владениями Хорезмшаха. Примечательно, что город Бинкат не упоминается историками среди городов осажденных и взятых войсками Чингизхана. Это, очевидно, было связано с тем, что жители покинули его.

После монгольского нашествия в ХIII в. начинают возвращаться жители и постепенно восстанавливается хозяйственная жизнь страны. Раньше всех городов и сел поднимается из руин город на месте Кухчатепa, получивший наименование Ташкент.

Дальнейшее развитие города связано с именем Амира Темура. Историки отмечают его пребывание в Ташкенте в 1361, 1363-1367 годах, где он собирал военные советы, здесь же происходили формирования войск перед дальними походами.

В дни пребывания в Ташкенте он встречался с Туркестанским духовенством, советовался, вникал в их нужды, удовлетворял их просьбы и давал указания о строительстве мавзолеев, посвященных местным святым. Концентрация и подготовка войска в окрестностях Ташкента стали базой для развития ремесла и сельскохозяйственного производства. Здесь возникают цеха для изготовления стрел – «укчи», седел «игарчи», цеха по выделке кожи, для изготовления конской сбруи, плащей, обуви и т.д.

В ХVI в. размеры Ташкента не увеличивались, но архитектурных памятников, именно этого времени, осталось больше. На территории Кухчатепа-шахара в это время обживается его южная часть, такой же процесс наблюдается на территории Танхо-Шахара и Эски-Джува. Возможно, в это время Эски-Джува была выбрана под цитадель.

Таким образом, приведенные выше археологические и историко-топографические материалы показывают различные этапы становления Ташкента.

В.А. Булатова

Использованная литература

Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия. Сочинения. М., 1963. Т.1.

Зильпер Д.Г. Минг-Урюк – первичное городское образование на территории Ташкента // Средневековые города Казахстана и Средней Азии. Фрунзе, 1970.

Массон М.Е. Прошлое Ташкента // Известия АН РУз, 1954. № 2.

Шишкин В.А Узбекистанская археологическая экспедиция АН РУз // ИМКУ. Вып. 2. Ташкент, 1961.

V.A. Bulatova

To historical topography of Tashkent

The article is devoted to issues of historical topography of Tashkent and based on archaeological and historictopographic materials showing various stages of origin and development of Tashkent.

Manba: Toshkent shahrining 2200 yillik yubileyiga bag‘ishlangan Xalqaro ilmiy konferensiya materiallari
O‘zbekiston Respublikasi Fanlar akademiyasi
«Fan» nashriyoti
2009

Оставьте комментарий