Toshkent-2200. Toshkentning qadimgi tarixi bo‘yicha yangi ma’lumotlar


Post Views:
504

Mazkur maqola Toshkentning qadimgi tarixi, ya’ni Toshkent hududidagi ilk shahar markazi – Mingo‘rik shahri harobalarida olib borilgan qazishmalar asosida qo‘lga kiritilgan yangi ma’lumotlarga bag‘ishlangan. Hozirgi kunda uning faqat kichik qismi saqlanib qolgan bo‘lib, u yerdan milodiy birinchi asrlardan boshlab VIII asrgacha bo‘lgan davrga oid stratigrafiya olingan. Eng qiziqarlisi, bu yerda ikkinchi gorizontda (G-P) hashamatli minorali me’moriy-qurilish majmuasi topilgan.

НОВЫЕ ДАННЫЕ ПО ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ ТАШКЕНТА

Изучение историко-культурного наследия является актуальной задачей современной исторической науки Узбекистана. Одним из показателей развития общества, вовлечения его в мировые культурные процессы стал процесс урбанизации. Городские центры аккумулировали прогрессивные процессы в развитии экономики (ремесла, торговли), социальных отношений и духовной культуры древнего общества.

Одним из старейших городских центров является Ташкент, площадь которого составляет 360км2. На этой территории выявлено более 30 археологических памятников. Некоторые из них, такие как средневековый Бинкат, поглощены современной застройкой, другие, как Актепа Юнусабадское, Шаштепа, Тугайтепа, Таукаттепа, Бузгонтепа, Кулактепа и другие, сохранились лучше и могут быть использованы для исследования и получения материала по истории города. Особое место среди них занимает городище Мингурик – один из базовых объектов по изучению становления городской культуры Ташкента. Оно расположено в центральной части города, к северу от канала Салар. Спорадическое изучение началось еще в 20-е гг. прошлого столетия. М.Е. Массон проводил рекогносцировочное обследование и отождествил Мингурик с Юни – владением, входящим в государство Кангюй в эпоху античности и Тарбандом эпохи раннего средневековья [Массон, 1954. С. 106]. Первые раскопки, в связи с предстоящим освоением его территории, стали проводиться в 50-60 годы по линии кафедры археологии САГУ [Буряков, 1956. С. 121–132; Буряков, Зильпер, 1960. С. 128–146], а затем Институтом истории и археологии Академии наук Узбекистана [Шишкин, 1962. С. 13–14].

На топографических картах конца XIX в. хорошо видно, что некогда общая площадь городища составляла 35 га, но в настоящее время сохранился лишь небольшой участок 42х30м и высотой 15 метров и небольшим шлейфом с севера, длиной около 80метров, шириной 3–4 м. Городище имело традиционное деление на цитадель и шахристан. Однако в настоящее время эти части поглотила современная городская застройка. К западу от цитадели располагался возвышенный участок, так называемый «замок» (рис. 1). Именно эта часть была затронута первыми работами Ташкентского археологического отряда Института истории и археологии [Древний Ташкент, 1973. С. 18–53; Зильпер, 1978. С. 167–172; Филанович, 1983. С. 78–90].

Мингурик_shosh

Рис. 1. Топографический план городища Мингурик (по карте 1870г.) и современная его сохранившаяся часть

Новые раскопки на городище Мингурик были возобновлены в связи с предстоящим юбилеем столицы. Полученные на сегодняшний день результаты позволяют в общей свите накопления культурных отложений выделить несколько последовательных строительных горизонтов. Самый нижний горизонт, зафиксированный еще работами Д.Г. Зильпер, лежит на материке и включает перегоревшие остатки дерева, золу, вымостки галькой и остатки сырцовых кирпичных стен. По ее мнению, временный разрыв между этим первоначальным культурным слоем и новым последующим горизонтом был незначительный [Древний Ташкент, 1973. С. 41].

Видимо, первоначальное поселение возникло на небольшом возвышенном участке. С запада у его подножия протекал ручей, остатки русла которого с песком выявлены при зачистке среза подошвы останца. Материалы, близкие к нижнему горизонту, были также выявлены О.В. Обельченко, который на основании их датировки считал, что самые нижние слои поселения относятся к первым векам н.э. [Шишкин, 1961. С. 32]. Но в процессе последних исследований этот горизонт пока не раскопан. Тем не менее, он выделен как горизонт Г–I (в стратиграфии культурных отложений фиксируется ниже ХХI яруса).

Вышележащий горизонт (Г–II) связан с возведением монументального комплекса, стратиграфически залегающего с Х по ХХ яруса. Он состоит из помещений № 1–8. Из них помещения № 1–3 были вскрыты Д.Г. Зильпер. Комплекс на первом этапе представлял собой квадратное здание со стороной в 14,5 м, с рядом параллельных помещений (№ 1, 2, 4), соединенных проходами, расположенными на одной оси. К этому же этапу относятся открытые в центре западного и южного фасов полуовальные башни с квадратными помещениями внутри (№ 5и № 7) и входом в них из смежных помещений центрального комплекса (рис. 2). Внутреннее помещение (№ 5) южной башни размером 2,4х2,3 м вскрыто полностью. На одном из его полов выявлен в углу очаг с зольником. Внутрибашенное помещение имело сводчатое перекрытие, остатки которого сохранились. Свод, сложенный из прямоугольных сырцовых кирпичей, часть которых подтесана, осел на заполнение. В северо-восточном углу вдоль восточной стены обнаружен проход, пробитый в помещение № 4, ширина его 83см, а высота – 90см. Вторая башня связана проходом с помещением № 1. Внутрибашенное помещение (№ 7) почти до уровня Х яруса было забутовано сырцовым кирпичом, в забивке обнаружен фрагментированный череп без нижней челюсти, лежавший лицевыми костями вниз. Видимо, функционально с ним связана половинка горшковидного сосуда, куда могли поместить сопроводительную пищу. Башни и стены сложены из сырцового кирпича прямоугольного и изредка квадратного формата 39х40х10см и пристроены к основным стенам, что соответствует строительным традициям фортификационных сооружений античности. В целом характерно, что комплекс ориентирован почти по странам света. Внутри него выделяются 4 узких помещения (№ 1–4), три из которых параллельны и вытянуты с запада на восток. Помещение № 3 перпендикулярно помещению № 2. Помещение № 1, размером 6,5х2,7м, стены его сохранились на высоту до 5 м. Толщина стен неодинакова, от 2,5 м в основании они сужаются кверху до 1,75. В помещении выявлено два прохода, северный соединял его с помещением № 2. Интересно, что в западной стене, на высоте почти 1 м над уровнем арки прохода удалось прочистить горизонтальный ряд овальных углублений – пазов для балок плоского перекрытия, что указывает на наличие двух этажей. Согласно чертежу Д.Г. Зильпер, эти углубления не были выявлены прежними раскопками, но показан уровень пола с пахсовым завалом [Древний Ташкент. С. 34].

Комнаты нижнего и верхнего этажа были высотой около 3,5 м, верхнее помещение было сводчатым. Заполнение помещения – охристые горелые слои, перекрытые зольноорганическими отложениям. Помещение № 4 – крайнее с юга, длина его 6,5 м, ширина – почти 2 м. На северной стене сохранилась часть сводчатого перекрытия. Следы арки фиксируются на южной стене. Помещение № 2, крайнее с севера – его размеры: 8,3х1,6 м. По одной линии с ним расположено помещение № 3 (2,15х2 м), уровень пола в этих двух помещениях единый.

К югу от помещения № 3 была обнаружена узкая трапециевидная в плане комнатка (3х1,03–1,40м). Внизу восточной стены был устроен ход в подземное помещение, заваленный в настоящее время камнями и кусками осевшей глины. Этот ход, вероятнее всего, вел к воде. Его размеры точно не установлены. В помещениях № 1 и 2 выявлены уровни ранних полов, которые относятся к середине ХХI яруса. Причем, верхний пол покрыт вымосткой из гальки и несет следы сильного пожара. В западной части помещения № 1, в торцевой стене, которая являлась общей для помещений № 4, 1, 2, расчищен напольный очаг, полуовальный в плане и разрезе, утопленный в тело стены, ширина его устья – 26 см. Вероятнее всего, он носил культовый характер, окуривая дымом сжигаемых в нем растений, и тем самым «очищая» всех входящих. Показательно и то, что очаг расположен не на осевой линии помещения, а несколько под углом к проходу в помещение № 2.

Мингурик_shosh_1

Рис. 2. Сводный план раскопанной части Мингурика

С востока были выявлены остатки сильно разрушенной третьей башни и остатки пандуса – подъема на верхние этажи комплекса. Аналогичное устройство лестницы–пандуса и комнаты с колодцем наблюдается на Актобе II [Древности Чардары, 1968. С. 24].

К третьему этапу относится возведение обводного коридора (№ 6) с юго-западной стороны, шириной в 2м, идущего по дуге, повторяя абрис южной башни. К последнему этапу существования комплекса относится помещение № 9, возведенное над коридором № 6, имеющее тоже овальный абрис и связанное с обживанием забутованного здания, и поверх которого фиксируются зольные отложения.

Мощные зольные отложения, скопившиеся с северо-западной стороны нижнего комплекса, отмечены с уровня XI яруса.

Большие работы проведены в юго-западной части холма. Они позволили выявить помещение № 16а, смежное с помещением № 9, и участок обводной галереи дальше к юго-западу от него. Последние существовали длительный период, о чем свидетельствуют многочисленные перестройки.

Следующий горизонт (Г–III) был возведен на частично, или почти полностью, забутованном нижнем комплексе, и стратиграфически соотносится с V–X ярусами. На снивелированном уровне над нижним комплексом было возведено другое монументальное сооружение совершенно иной планировки и ориентации. От него сохранилась капитальная западная стена, ориентированная строго по линии север–юг, длиной почти 14 м, которая являлась осевой. По сторонам от нее располагались помещения. В северной части холма с этим этапом связаны 3небольших помещений (№ 11–13) хозяйственного назначения. На южном фасаде выявлено длинное узкое помещение № 16 (размеры 5,50х2,20м).

Горизонт (Г–IV) является самым верхним в стратиграфии холма (I – начало V яруса) и связан с очередной перепланировкой сооружения, которое в целом повторяло план предыдущего комплекса. Удалось выявить ряд помещений. Видимо, над этим комплексом в 1960-е годы были изучены остатки парадного комплекса дворцового типа VII –нач. VIII в., ныне полностью утраченного.

Учитывая информацию, полученную нами при раскопках сохранившегося участка городища Мингурик, можно считать, что обживание его было длительным и интенсивным, начиная с первых веков н.э. и до начала VIII вв.

По результатам исследования бугра Мингурика наиболее примечательным открытием на сегодняшний день можно считать обнаружение во втором горизонте (Г–II) монументального архитектурно-строительного комплекса, прошедшего на протяжении истории своего существования несколько этапов перестроек (рис. 2). Сам принцип построения, идущий от первоначального квадрата, разбитого на три параллельных помещения с пристроенными впоследствии к его сторонам полубашнями, из которых выявлены две, является оригинальным примером такого комплекса в Чаче.

По мнению одного из исследователей – М.И. Филанович, в его основе читается крестообразная планировка, которая восходит к традиции так называемых «крестовин», обнаруженных в Восточном Приаралье, где они прошли эволюцию от IХ–VIII вв. до II в. до н.э. Появление крестообразного здания на территории Ташкента связывается с влиянием чирикрабатской культуры или приходом части населения с Восточного Приаралья, что произошло не ранее II в. до н.э. Сооружение, открытое на Мингурике, является как бы дальнейшим развитием принципа построения крестовины, отличаясь от Шаштепа [Филанович, 1983, табл. 1, Б] полукруглым абрисом лопастей креста. Некоторые параллели между двумя этими сооружениями можно провести в некоторых деталях. Например, в Шаштепа сооружение было связано с огнем, который полыхал в одном из коридоров крестовины. Можно также отметить присутствие золистых слоев в некоторых помещениях внутри, а также захоронение разрозненных человеческих скелетов, в основном черепов, положенных на слой горячей золы в одном из помещений. Захоронение произведено в сопровождении остатков заупокойной мясной пищи и перевернутого сосуда.

Сооружения второго горизонта Мингурика, видимо, также связаны с огнем, о чем свидетельствуют зольные прослойки поверх забутованного здания и мощные отвалы золы с включением фрагментов керамики и костей животных, накопившиеся с северо-западной стороны за стенами здания. Отметим, что в забутовке одной из полубашен на Мингурике также был найден череп в сопровождении сосуда. Если обратиться к последующим этапам оформления нижнего здания Мингурика, следует отметить дополнения, сделанные в виде идущих по дуге стен коридора, повторяющих абрис южной полубашни.

По мнению двух других исследователей памятника, раскопочные работы на бугре Мингурик выявили наличие монументального квадратного двухэтажного здания, фасады которого были дополнены овальными несимметричными башнями. Комплекс мог представлять собой пример светской архитектуры, о чем говорят находки на уровнях полов и характер заполнения. Сооружение выступало элементом застройки шахристана, восходящей к замкам сельского типа.

Истоки подобной планировки жилых домов с башнями по центру фасадов восходят к эпохе бронзы (например, Келлели–4) [Мамедов, 2003. С. 17]. В дальнейшем эта планировка остается одним из ведущих типов в гражданской архитектуре вплоть до средневековья.

Квадратные дома–замки известны для V–VI вв. в Согде, Тохаристане и Чаче [Семенов, 1990. С. 62–63; Аннаев, 1988, рис. 19, 18; Древности Ташкента, 1976. С. 117, рис. 30]. Ярким примером существования нетрадиционной планировки является замок Гайрат-тепе в Фергане, где периметр сооружения фланкирован четырьмя круглыми и одной овальной несимметричной башней [Козенкова, 1964. С. 218–220]. Другим примером тоже из Ферганского региона является здание крестовидной планировки на городище Арк, где выступы креста являлись башнями, в стенах которых открыты стреловидные бойницы [Горбунова, 1977. С. 113].

Последнее показывает отсутствие обязательной планировки для сооружений замкового типа. Каждый из них мог иметь собственный индивидуальный путь развития. В данном случае появление башен вокруг квадратного здания на Мингурике может нести не оборонительное, а декоративное назначение, что подчеркивало принадлежность этого здания знатному лицу, которое стремилось подобным способом проявить свое значение в нарождающейся городской застройке.

В VI–VII вв. на мощной платформе, образованной забутовкой и «рубашками» старого комплекса, появляется новое монументальное сооружение с правильной планировкой, по периметру которой проходили обводные коридоры, а внутри располагались парадные и жилые помещения. Эта планировка монументального сооружения сохраняется и в последующее время. Вместе с тем, это позволяет предполагать постепенное развитие комплекса от жилища зажиточного знатного лица (квадратное сооружение, появление башен вокруг него) до обособленного в городской застройке сооружения – замка, в котором мог располагаться небольшой гарнизон, тогда как дворцовый комплекс был перенесен к его подножью с восточной стороны.

Таким образом, монументальное сооружение первых веков н.э., открытое на Мингурике, является важным звеном в зарождающейся застройке города.

Использованная литература

Аннаев Т.Д. Раннесредневековые поселения Северного Тохаристана. Ташкент, 1988.

Буряков Ю.Ф. Городище Минг-Урюк в Ташкенте //Труды САГУ. Вып. LXXXI. Ташкент, 1956.

Буряков Ю.Ф., Зильпер Д.Г. Археологические наблюдения в 1957г. на городище Минг-Урюк в Ташкенте //Труды ТашГУ. Вып. 172. Ташкент, 1960.

Горбунова Н.Г. Поселения Ферганы первых веков //СА. М., 1977. № 3.

Древний Ташкент. Ташкент, 1976.

Древности Ташкента. Ташкент, 1973.

Древности Чардары. Алма-Ата, 1968.

Зильпер Д.Г. Дворцовый комплекс городища Минг-Урюк в Ташкенте // История и археология Средней Азии. Ашхабад, 1978.

Козенкова В.И. Гайраттепе //СА. М., 1964, № 3.

Мамедов М. Древняя архитектура Бактрии и Маргианы. Ашхабад, 2003.

Массон М.Е. Прошлое Ташкента //Известия АН РУз. 1954. № 2.

Семенов Г.Л. Город и замок в раннесредневековом Согде // Культурные связи народов Средней Азии и Кавказа (древность и средневековье). М., 1990.

Филанович М.И. Ташкент, 1983.

Шишкин В.А. Узбекистанская археологическая экспедиция АН РУз (полевые работы 1956–1959) // ИМКУ. Вып. 2Ташкент, 1961.

Шишкин В.А. Полевые работы Узбекской археологической экспедиции в 1960г. //ИМКУ. Вып. 3. Ташкент, 1962.

М.И. Филанович, Г.И. Богомолов, С.Р. Ильясова

(M.I. Filanovich, G.I. Bogomolov, S.R. Ilyasova)

New facts of the ancient history of Tashkent

The article is dedicated to the on the new facts of the ancient history of Tashkent, based on results of excavations of the Minguryuk site – the first city center on the territory of Tashkent. But today is remained only a little part of site, where was obtained stratigraphical picture of the history of life in the shahristan of Minguryuk site, beginning from first centuries AD until the beginning of VII century AD. The most remarkable discovery is the reveal of monumental architecture – square building complex with towers on the centre of each side.

Manba: Toshkent shahrining 2200 yillik yubileyiga bag‘ishlangan Xalqaro ilmiy konferensiya materiallari
O‘zbekiston Respublikasi Fanlar akademiyasi
«Fan» nashriyoti
2009

Оставьте комментарий